На главную домой советы по ремонту квартиры
Список кабинетов             Что это за доктор?             Записаться на прием

10 часть. Все – дерьмо, окромя мочи

На следующий день мне не очень хотелось видеть Таню, и я ушел домой на полчаса раньше. Траур продолжался.

В четверг Таня  приехала на час раньше и взяла меня еще тепленьким. Я ремонтировал кофеварку на баре и пил четвертую чашку кофе, тестируя результаты своей работы, когда сзади подошла Таня и ущипнула меня за задницу. От неожиданности я чуть не испортил костюм расплескавшимся кофе. Хорошо, что основная часть угодила на кофеварку, стирать рабочую одежду я не очень-то любил.

- Что, обосрался?! - спросила она, улыбаясь. 

- Конечно, а ты как думала?! Ты со всеми так здороваешься?

- Нет только с хорошими друзьями. Ты где вчера был?

- В больницу ездил, - соврал я, -  зуб разболелся. А что случилось?

- В ванной вода протекает, я уже заморилась ее собирать, соседей опять залила. Сегодня утром приходили - ругались. Ты не мог бы сегодня водой заняться? 

- Ну… не знаю, - задумчиво протянул я. Мне было чертовски приятно слышать любую просьбу из Таниных уст. Даже когда менее симпатичные девушки подходили ко мне и, нежно гладя своим взглядом, просили прикурить, то я готов был горы свернуть в поисках огнива. Но сейчас ущемленное самолюбие требовало сатисфакции. - Мне вчера временную пломбу поставили. Сегодня опять надо в больницу ехать.

- Ну, пожалуйста, Дениска, посмотри, что там с водой, а то меня соседи скоро убьют. А зубы завтра сделаешь.

- Ладно, - согласился я. - Через полчаса буду готов.

- Но я сегодня не смогу тебя отвезти, - вдруг сказала Таня. -  Сегодня клуб начинает работать, у меня дел куча. 

- Так, а как же?.. начал удивляться я. 

- А я тебе ключи дам от квартиры, - сказала Таня и полезла в  черную кожаную сумочку. 

Я обрадовался, что твой Буратино, и замер в ожидании. Что ни говори, а Таня мне доверяла. До этого ключами от квартиры со мной делились только те женщины, которым надоело портить полное сочных воспоминаний утро нудной и бесполезной процедурой моей побудки. 

Я отправился домой к Тане и три часа провозился с самопальной прокладкой крана, пробуя все возможные варианты ее замены. Я привез с собой кучу сантехнических прибамбасов, но ни одна прокладка не подходила. Поковырявшись в хламе, оставленном покойным мужем, я обнаружил новую запасную прокладку и очень удивился этому обстоятельству.

Отремонтировав кран, я успел положить еще пяток плиток. В два часа ночи я уже расслабленно чесал свои волосатые колени, лежа в ванне, установленной на кирпичном пьедестале для удобного полоскания белья. Необходимость в таком подъеме ванны отпала после покупки стиральной машины-автомата, но покойный муж ничего переделывать не стал, хотя, на мой взгляд, именно эта деталь туалета требовала перекройки больше всего. Край ванны находился на три сантиметра ниже уровня умывальника и, выбираясь из ванны после первой помойки в пятницу, я больно треснулся  головой о полотенцесушитель и подивился сноровке, с которой Таня, будучи на голову ниже меня, умудрялась забираться в эту ванну. С тех пор, вылезая из ванны, я садился на ее край и как гимнастка на бревне долго болтал ногой в поисках тапка.

Осушив тело Таниным полотенцем, я накинул халат рубашки и заглянул под ванну, там было сухо. «Неужели и после этого Таня не изменит своего отношения ко мне?» – думал я, лежа в Надиной постели и пытаясь заснуть. 

В пятницу я добрался до работы почти вовремя. Задержку на 20-ть минут я уже полгода как не считал опозданием и усиленно работал над тем, чтобы улучшить свои показатели и добиться того, чтобы полчаса моего отсутствия после начала трудового дня остальные тоже не считали опозданием. 

Валеры еще не было, он второй день пилил здоровенный пень в детском садике своей дочки и обещал подойти к десяти. В половине десятого, нагло прервав мой завтрак, обычно состоявший из банана, ванильного сырка и сигареты, позвонил Бухырин и потребовал отчет о проделанной работе за минувшую неделю. Уезжая, Бух навалил нам работы как золушкам и теперь жаждал услышать сказку о доброй фее трудолюбия, помогающей нам заканчивать стриптиз-бар.

Суровая проза жизни оказалась не такой красивой и я, избавленный от необходимости платить за международный звонок, устроил сеанс страстного секса по телефону, подробно описывая, как мы вступили в половые отношения с дверным проемом в кегельбан, который приходилось каждый день освобождать от декоративных панелей по утрам, предварительно отставив стеклянные витрины, а по вечерам выполнять ту же операцию в обратной последовательности. Говорить о разбитой витрине я не стал, проведя четкую грань между эротикой и порнографией.

- Вчера полдня с кофеваркой  провозился, все прокладки поменял, сеточку почистил, засыпочный бункер  подклеил, - сладко вещал я, стараясь довести Буха до состояния моргазма. Это нечто среднее между оргазмом, маразмом и бессмысленным морганием обеими глазами. Иногда мне удавалось довести до этого состояния работодателей, мешающих спокойно работать своими дурацкими вопросами. 

- А Валера чем занимается? Позови его к телефону, - Бухырин, видно, сильно соскучился по Родине и отключаться не спешил. Общение со мной его не удовлетворило.

- Он в женском туалете «Чашу Генуя» прочищает, его лучше сейчас не трогать, –соврал я. Вплетать толстенный пень в изящную нить повествования мне не хотелось. Да и Бухырину ни к чему лишние волнения из-за временного отсутствия Валеры. 

Это была железная отмазка. Крайняя «Чаша Генуя» забивалась чаще, чем ломались сканеры Романа, и второй год была главной головной болью завхоза Давыдовича. Два месяца после открытия клуба Давыдович для борьбы с таинственной стихией вызывал сантехников, сотворивших сие чудо при прокладке канализации. Прочистив чашу, сантехники поднимались в офис Давыдовича, по дороге громко пророчествуя встречным официанткам, моделям и уборщицам о грядущей каре за грех выбрасывания тампонов и прокладок в унитаз. Получив деньги и не дождавшись раскаяния, сантехники уходили, но через пару дней приходили снова, пробивать «Чашу Генуя» и оглашать клуб своими проповедями. Когда из бюджета клуба на прочистку унитаза утекло больше денег, чем дерьма из злополучной «Чаши Генуя», Давыдович решил бороться с этой проблемой своими силами и переложил заботу о работе унитаза на наши плечи.

- В общем, нормальная рабочая обстановка, -  подытожил мою пламенную речь Бухырин.

- Да, - сказал я. – На безделье не жалуемся

- Ну, работайте, - напутствовал меня Бухырин. - Я скоро приеду. 

Я, наконец, доел сырок и закурил сигарету. В ожидании Валеры я включил приемник и, положив ноги на стол, расслабился. Не смотря на мои проблемы с Таней, Земля не сошла со своей орбиты, я по-прежнему ел, пил, и испражнялся. Как и в былые годы, я отдыхал душой, слушая музыку. Славная девушка Земфира поведала мне о своем конфликте с воронами и о страшных спичках-убийцах. Через пару минут пришла Лена-уборщица и поинтересовалась, где сейчас носит Валеру.

- Что-то сегодня всем для полного счастья не хватает Валеры. Он тебе нужен как мужчина? Может, я смогу его заменить?

 -Сможешь! - обрадовалась Лена. - В женском туалете все три кабинки забились. Я пробовала прочистить, но у меня ничего не получилось. 

Обычно, Валера приходил раньше меня на работу и эта честь чаще доставалась ему. 

- Ну вот, накаркала! - сказал я Земфире и пошел за квачем.

Картина в женском туалете действительно была нерадостной и странным образом гармонировала с состоянием моей души. Я закурил новую сигарету, пытаясь хоть как-то заглушить вонь, и, вставив инструмент в первую позицию, стал извлекать чавкающие звуки из «Чаши Генуя». Я начал по традиции с крайней кабинки. Бороться с  унитазом мне, как и опочившим ныне строителям коммунизма, помогала песня.

 - Корабли в моей гавани! - пел я, наблюдая за плавающим дерьмом и стараясь не наступать на особо крупные экземпляры. - Не взлетим, так поплаваем!

Через  десять минут, услышав звуки знакомой симфонии, в женский туалет спустился Валера, прохлюпав по воде, на два пальца покрывающей пол, он постучал в дверь кабинки и поинтересовался, зачем я наложил такую кучу.

- Не томи мне душу, скрипка, - огрызнулся я. – Лучше помоги материально. 

- Что, дела совсем хреновые?

- Да, пока долблю - в одной дырке вода чуть уходит, а из других через верх прет, а потом все назад возвращается. Лена уже заморилась воду убирать. 

- Ладно, пойду к Лене - возьму еще один квач. Вдвоем попробуем, - решил Валера.

Через пять минут он пришел, неся в руках последнюю модель с удобной длинной ручкой, занял исходную позицию в соседней кабинке и мы продолжили с ним игру в четыре руки.

На этот раз канализация забилась конкретно и после трех часов бессмысленной возни с квачами и тросами мы посоветовали Давыдовичу, беспокойно метавшемуся в поисках развязки этого Гордиевого узла, вызвать аварийку. Все аварийные машины были на вызовах и диспетчер обещала что-нибудь придумать к шести часам вечера, после чего посоветовала Давыдовичу не скучать и заняться поисками 250-ти гривен для оплаты за вызов.  Нас такой расклад устраивал, лично мне плевать - начнется или нет в четыре часа ежепятничная детская дискотека. Было бы намного спокойнее, если б ее отменили. Но Давыдович, стойкий борец за благосостояние клуба вообще и своей семьи в частности, не опустил руки и, раздобыв длиннющий трос в  соседнем казино, повел нас на штурм канализации со стороны улицы. Отбросив третью по счету крышку люка, мы, наконец, обнаружили подземный ход нашей канализации и, поплевав на рукавицы, ввели разведывательный зонд в задний проход трубы. На поворотах канализационных кишок трос упирался и не хотел лезть дальше, но мы, подбадриваемые отставным замполитом Давыдовичем, не сдавались и медленно просовывали трос в пластмассовое нутро канализации.

В три часа приехала Таня.  Выйдя из машины, она с интересом наблюдала за нашими эволюциями. Я разозлился. Для рыцаря, упорно добивающегося любви неприступной красавицы, снаряжение у меня было не самое подходящее. 

- Чего уставилась, дерьма не видала? - злобно спросил я.

- Видала. У меня унитаз забился. Ты не мог бы сегодня заехать? А зуб завтра запломбируешь!

- Что сильно забился? - поинтересовался я, удивленный таким стечением обстоятельств. 

- Нет. Вода медленно уходит. Посмотришь, а?

- А чего ты вчера не сказала?

- Вчера все нормально было. Ты что, не заметил?

- Как-то повода не было.

- Так что, заедешь?

- Не знаю. Если здесь получится. Может, съезжу – посмотрю.

- У тебя получится, я знаю! – сказала Таня, ласково взглянув на меня, и вошла в клуб.

Действительно, через полчаса нам удалось пробить плотину и хлынувшему из трубы дерьму мы радовались как молодые буровики первой нефти. 

Остаток рабочего дня я провел в мужском туалете, пытаясь избавиться от специфического запаха, а вечером отправился смотреть вторую серию захватывающих дух приключений дерьма.

<   >

На главную домой

Категории:
Оценка пользователей: Нет
Переходов на сайт:1
Комментарии:

Комментариев нет

Добавить свой комментарий:

Имя:

E-Mail адрес:

Комментарий:

Ваша оценка:

Примечание: Возможно ваш вопрос, особенно если он касается расчета конструкций, так и не появится в общем списке или останется без ответа, даже если вы задатите его 20 раз подряд. Почему, достаточно подробно объясняется в статье "Записаться на прием к доктору" (ссылка в шапке сайта).




советы по строительству и ремонту



Для терминалов номер Яндекс Кошелька 410012390761783

Для Украины - номер гривневой карты (Приватбанк) 5168 7423 0569 0962

Кошелек webmoney: R158114101090

Или: Z166164591614


Доктор Лом. Первая помощь при ремонте, Copyright © 2010-2017 Яндекс.Метрика