На главную домой советы по ремонту квартиры
Список кабинетов             Что это за доктор?             Записаться на прием

14 часть. «Я-то чего полез?!»

Света, собрав вещи, укатила с Дёмой, а я начал курочить старую мойку. Это оказалось непростым делом. Юрий, царствие ему небесное, потратил немало времени на то, чтобы вделать столешницу в стены, окружающие мойку по трем сторонам, и для надежности положил сверху кафельную плитку. Систему крепления сифона к раковине я так и не понял, во всяком случае, она не разбиралась и, для того чтобы снять раковину, мне пришлось перепилить сифон. Ломать плитку было нельзя, запасных не было и я работал аккуратно как сапер-реставратор.

Сначала Таня наблюдала за моей работой и хвасталась, какой хороший у нее был муженек. Он, действительно, все делал на совесть, с которой я теперь не мог ничего сделать. Потом к Тане пришла подруга Марина и Таня опять потеряла всякий интерес к ремонту. Марина работала администратором в «Аленьком цветочке». Устроилась она туда по Таниной протекции и не забывала отплачивать шампанским за добро. На этот раз Марина принесла две бутылки и они уединились в зале.

После этого работа у меня пошла еще хуже, мойка, не смотря на хлипкий вид, ломаться не хотела. Распиливая столешницу лобзиком, я сломал единственную пилочку и, представив, что в новой столешнице отверстие  под раковину придется выпиливать вручную, громко и многословно выругался. На шум пришла пышущая шампанским Таня и спросила, может ли она чем-нибудь помочь. 

- Вряд ли… хотя можешь, где тут у вас свалка истории?

- Мусорник что ли?

- Да, мусорник.

- А вон, где кони пасутся, - Таня указала на площадку за забором одноэтажного барака, стоявшего через дорогу от ее дома. 

Там действительно паслись кони. Мне не хотелось все бросать и идти кормить коней отрубями старой мойки. Конюх из меня, скорее всего, неважный.

- Хорошее у вас тут место, - сказал я. - Экологически чистое. Жить здесь, наверно, хорошо.

- Это ты по коням определил?

- Чтоб это определить, кони не нужны, я и сам - конь. Я по мху определил, в твоем доме весь фундамент мхом покрыт. А он растет только там, где очень чистая экологическая обстановка. Я вот, например, когда учился в институте, то курить всегда ходил к соснам возле столовой. Там такая экология была, что даже трава мхом покрылась.

 - Никогда не замечала мха, сколько лет живу, - подивилась Таня, но выходить из квартиры, чтобы полюбоваться мхом, не стала.

Я, нехотя, отнес на мусорник обезображенные останки мойки. Кони меня не тронули, видать, приняли за своего.

В 10 часов, убедившись, что без новой пилочки мне не обойтись, я переоделся и, бросив в зал фразу: «я скоро буду», уехал в клуб. Трясясь в маршрутке, я проклинал себя, Таню, Марину, лобзик, мойку и все на свете. «Я-то чего полез?! Я ж читать не умею!» - повторял я про себя мудрые слова медведя, получившего в лоб копытом на пару с голодным волком, после того как загнанный в угол олень попросил расшифровать сакраментальную наколку, оставленную заботливой мамашей на крайний случай на заднице оленя. Вечно меня тянет открывать несуществующие тайны.

И чего мне так патологически не везет?! Я вспомнил Влада и его последнюю шабашку – красавицу-телефонистку. Телефонистка была на голову выше Влада и жила в старом четырехэтажном доме в трех кварталах от клуба. Две недели Влад по вечерам делал у нее косметический ремонт, а по утрам заставлял меня и Валеру учить новую легенду, которую мы потом малоубедительно пересказывали соскучившейся жене Влада, приходившей в клуб проведать мужа. Три раза все сошло гладко, пышная жена Влада верила в сказки о том, что у нас много работы и нам приходится ночевать на диване в гримерной. Явку провалил сам Влад, однажды вернувшись домой в полночь и удивив супругу женскими трусиками, мягко спланировавшими на пол, когда Влад снял штаны. 

- И что обидно! Каждый раз валюсь на какой-нибудь мелочи, то очки забуду, то телефон домашний оставлю, - сетовал Влад, запивая булку молоком в обеденный перерыв, тормозки осерчавшая супруга Влада готовить отказывалась. - Я ей, главное, говорю: уборщица - скотина – подсунула, пошутить хотела. Не поверила, говорит: откуда у ваших уборщиц такое дорогое нижнее белье, им что, трусы на чай дают?!

После этого Влад неделю не снимал очки, надеясь поскорее восстановить зрение, слегка подпорченное супругой, но интереса к женщинам не потерял.

В клубе меня встретили задницы официанток, оседлавших диван, и хореограф-Юля, коморка шоу-балета располагалась рядом с нашей бытовкой. Юля, в отличие от официанток, искренне обрадовалась моему появлению в неурочный час. Дружески чмокнув меня в щеку, она взяла меня под руку и поинтересовалась, не отремонтирую ли я один из двух черных стульев, являвшихся шаткой основой одного из номеров шоу-балета.

- Юленька, золотце, да я б с распростертыми объятиями, но сейчас мне некогда - спешу.

- А я и не прошу сейчас, - сказала Юля. - Можно завтра.

- Завтра у нас выходной, и я собираюсь хорошо отдохнуть перед приездом корейцев.

- Ну тогда в понедельник. Дениска, ну очень надо.

- В понедельник с удовольствием, только я до понедельника забуду. Ты записку напиши, пока я буду собираться, - посоветовал я Юле.

Захватив на всякий случай пять новых пилочек, я отправился в обратный путь. Повторять ошибки необразованного медведя мне не хотелось. «К черту такие ремонты, - думал я, - доделаю мойку и свалю. Пусть ей подруги помогают - у нее их много. Этот самородок не для моей коллекции. Так чего доброго привыкну к Тане, а потом последствий не оберешься. Бабы - что наркотики, вовремя не спрыгнешь, потом никакие лекарства не помогут».

Настроение было поганым, чтобы подкрепить решимость, я купил бутылку мартини и коробку конфет. Последний акт я хотел сыграть, используя те же декорации, что и в сцене объяснения в любви. Однако добраться до Таниной квартиры в 11 часов вечера оказалось не так-то просто. Общественный транспорт досрочно завершил свою работу, ни троллейбусов, ни маршруток в нужном мне направлении не наблюдалось. Я  на попутке добрался до поворота на аэропорт и дальше зашагал пешком, на ходу потягивая мартини. После пары километров конфеты тоже пошли в ход. До Таниной квартиры я добрался в половине первого. Услышав шум открываемой двери, Таня вышла из зала и проявила несвойственную ей в последнее время заботу обо мне:

- Тебя так долго не было, я уже начала волноваться. 

- Да нет, все нормально, - успокоил я Таню. 

- Ты бы сказал, куда тебе надо, я бы тебя отвезла.

- Don’t mention. Все нормально.

- Ну, слава богу, - сказала Таня и вернулась в зал.

Я разулся и тоже вошел в зал. Таня лежала на Романском диване и смотрела на рябивший экран телевизора, антенна у нее была ни к черту.

- А где Марина? - спросил я, осмотрев темную комнату.

- Ушла. А что, она тебе нужна?

- Нет, я так просто. Мартини будешь?

Таня оторвала взгляд от телевизора и, посмотрев на меня, сказала:

- Странный ты какой-то сегодня. У тебя действительно все нормально?

- Не сомневайся. Будешь пить или нет?

- Ну давай, - Таня поднялась с дивана, вытащила с балкона раскладной столик  и принесла с кухни рюмки. 

Я достал из сумки наполовину опустошенную бутылку и початую коробку конфет. С полчаса мы пили молча. Таня продолжала смотреть телевизор, а я смотрел на нее и старался как можно подробнее запомнить образ врага, с которым лучше не сталкиваться на узкой дорожке жизни.

- Так за что пьем? Ты так и не сказал, - первой нарушила молчание Таня.

- Есть классный повод. Не знаю как тебе, а мне очень нравится.

- И что за повод?

- Завершение ремонта.

- Как?!… а спальня, а ванная, балкон?

- Боюсь, что этим будут заниматься другие люди. Я сегодня установлю мойку и буду сваливать.

После моих слов Тане расхотелось пить и она ушла на кухню обкурить новость. Я допил свой мартини и тоже вышел на кухню. Прощальный монолог я репетировал на обратном пути из клуба под аккомпанемент булькающей бутылки и набрался-таки решимости для его произнесения.

Таня сидела за столом и нервно стряхивала пепел после каждой затяжки. Я достал сигарету и тоже закурил.

- Таня, ты хорошая девушка и я ничего против тебя не имею, - начал я. – Но, видишь ли, по случайному стечению обстоятельств, о которых ты, может быть, не знала, я являюсь мужчиной. А мужчине, хотя бы иногда, нужна женщина и совсем не для того, чтобы делать ей ремонт. И хотя в этом нет ничего противозаконного, мне не хотелось бы садиться в тюрьму по статье за изнасилование. Общение с тобой опасно для здоровья. Я не могу на тебя спокойно смотреть и, если дело так пойдет и дальше, то могу сорваться, я ведь не железный. Зачем тебе эти проблемы?! Мне очень не хотелось с тобой расставаться, не закончив ремонт. Получается - что я не обязательный человек и не держу слова, но так будет лучше и тебе и мне. Вот собственно и все.

Еще пару минут Таня молчала, набираясь дыма для ответа.

- Я не маленькая, - начала она дрожащим голосом, - и все прекрасно понимаю, тридцатник на носу. Если б ты знал, как я устала от этих заморочек. Ты посмотри, в какое положение ты меня ставишь?! Что мне – лечь к тебе в постель?!

- Нет… - сказал я. Такого резкого поворота я не ожидал и мысленно выругал себя за дешевое проявление рыцарства, ведь именно об этом я мечтал весь последний месяц  и ради этого согласился делать ремонт и вот, в самый ответственный момент отступил. Красивое здание моих желаний разрушилось из-за одного маленького бракованного кирпича, который я влепил так не к месту.

Таня продолжала говорить, просила войти в ее положение и понять, как ей нелегко. От волнения она картавила еще больше. Но я мало прислушивался к ее словам. Во мне подогретая на спиртовке человеческих пороков кипела обида на себя, на Таню и на всех остальных.

«Странная земля и странные люди на ней живут, - размышлял я. - Все хотят, чтобы их поняли и пожалели, а меня, почему-то, никто не хочет понимать. Наверное, у меня что-то с головой».

Потом, осознав, что Таня разошлась не на шутку, я долго ее успокаивал, чуть ли не прощения просил за то, что ее не изнасиловал и к двум часам кое-как успокоил. Ненавижу женские истерики.

- Давай ложиться спать, поздно уже, - сказала Таня, немного успокоившись. 

- Ложись… я пока не буду, хочу мойку поставить. Пора заканчивать этот жестокий романс и сваливать, пока не поздно.

Пока Таня тарахтела косметикой в ванной, я сидел на кухне и допивал мартини. Выйдя из ванны, Таня пожелала мне спокойной ночи и ушла спать. А я взялся за мойку. С установкой я провозился еще больше чем с разборкой. Потревоженная совесть и мартини не давали сосредоточиться. К полудню я, наконец, подключил воду и канализацию и, вконец уставший от этой ночи, остался сидеть на полу, опираясь спиной о стену и приканчивая 20-ю сигарету за ночь. «Денис сделал свое дело, Денис может уходить». Вечером мне, конечно, хотелось нагнать туману на безоблачное небо Таниной жизни, но такой бури чувств я не ожидал. 

В таком положении и застала меня Таня. Ее личико мило опухло от сна и она забавно щурила глазки, раздраженные полуденным солнцем. Она была по-прежнему прекрасна. Ни водка, ни мужчины типа меня так и не смогли надругаться над этой красотой. От мысли, что я вижу Таню последний раз в непринужденной домашней обстановке, мне стало тоскливо, как Пятачку на мясокомбинате.

- Ой! Ты что еще не ложился?! - спросила она.

- Нет… пришлось повозиться. Только закончил. 

- Сильно устал, да? Подожди, я сейчас тебе воду наберу, – она подошла ко мне вплотную и включила колонку. - Ты что будешь завтракать?

- Мне все равно.

- Яичницу будешь, с колбасой?

- Буду.

- Я приготовлю, пока ты помоешься, - и Таня, наладив воду, засуетилась с приготовлением завтрака.

Я поднялся с пола и побрел в ванную. Забравшись на пьедестал, я медленно погрузился в горячую воду и долго лежал, набираясь сил для того, чтобы протянуть руку за мылом. Очень хотелось спать. Таня, обеспокоенная молчанием, несколько раз скреблась у двери и говорила, что завтрак готов.

Вкусно поев и выпив чашечку кофе под бдительным руководством Тани, я с удовольствием закурил предложенную сигарету и внимательно посмотрел Тане в лицо. Она опустила голову. Мне стало до боли в глазах жаль эту непутевую мадонку с десятилетней дочкой на руках и ветром в голове. Я понял, что не смогу просто так все бросить и уйти. И хотя я не выносил дружеские отношения между мужчиной и женщиной (просто дружить с девушкой - так же противоестественно, как работать только для того, чтобы зарабатывать деньги), но все-таки решил сдержать слово джентльмена, данное мной в начале.

- Знаешь, Таня, - сказал я. - Я вот тут подумал-подумал и решил закончить ремонт, несмотря на возникшие трудности.

- Спасибо!… - очень серьезно и задушевно сказала Таня и ласковым взглядом завершила разрушение моей системы обороны спокойствия, которую глубоко продвинувшиеся внутрь человеческого организма ученые часто называют нервной.

Потом Таня отвезла меня домой и на прощание еще раз обожгла меня своим спасибо.

На главную домой

Категории:
Оценка пользователей: Нет
Переходов на сайт:0
Комментарии:

Комментариев нет

Добавить свой комментарий:

Имя:

E-Mail адрес:

Комментарий:

Ваша оценка:

Примечание: Возможно ваш вопрос, особенно если он касается расчета конструкций, так и не появится в общем списке или останется без ответа, даже если вы задатите его 20 раз подряд. Почему, достаточно подробно объясняется в статье "Записаться на прием к доктору" (ссылка в шапке сайта).




советы по строительству и ремонту



Для терминалов номер Яндекс Кошелька 410012390761783

Для Украины - номер гривневой карты (Приватбанк) 5168 7423 0569 0962

Кошелек webmoney: R158114101090

Или: Z166164591614


Доктор Лом. Первая помощь при ремонте, Copyright © 2010-2017 Яндекс.Метрика