На главную домой советы по ремонту квартиры
Список кабинетов             Что это за доктор?             Записаться на прием

11 часть. Понедельник – день тяжелый

В субботу и воскресенье я отдыхал, наслаждаясь видом цветущих яблонь и сладким дымом американских сигарет Харьковского производства.

 

В понедельник приехали Зданович и Бухырин, набравшиеся новых впечатлений  и идей. Бухырин соскучившийся по работе, сразу же вызвал меня и Валеру Иванова в офис, чтобы страстно поиметь нас за неправильно сделанные спинки диванов в стриптиз-баре. Валера, любивший получать удовольствие в любой ситуации, стал поближе к кондиционеру и психическую атаку Бухырина, гарцевавшего на кожаном кресле, воспринимал спокойно.

Наступила последняя неделя весны, солнце медленно накаляло атмосферу клуба и портить приятные минуты пребывания в прохладном офисе бесполезным спором о таких мелочах как семь диванов с гнутыми спинками ни мне, ни Валере не хотелось. Валера молча разглядывал самурайский меч, висевший за спиной Буха, а я вяло отстреливался  гнилыми отмазками старого образца и думал о выгнутой спинке Тани. 

- Надо было делать спинки  по линиям на стене! Вы что слепые, что ли?! Неужели не понятно?! - продолжал пороть чушь Бухырин.

Когда Бух уезжал, эти корявые синусоиды символизировали верхнюю границу обрезки ковролина, которым заикавшийся от избытка гениальных идей дизайнер мечтал украсить стены стриптиз-бара. Странные метаморфозы, произошедшие с загадочными кривыми за неделю отсутствия Буха, удивили не только меня, но и Валеру.

- По каким именно линиям? – спросил Валера. – Их там много.

- Пошли! – сказал Бух, поднимаясь с заезженного кресла. – Мне надоели ваши отговорки.

Стены стриптиз-бара были разрисованы странными диаграммами, отражавшими сложный творческий путь Романа-дизайнера. На каждой из стен было от двух до пяти жирных черных волн, но достичь выразительности Айвазовского Роман так и не смог. 

Бух молча осмотрел стены, присел на один из четырех законченных диванов, поерзал по нему, имитируя движения посетителя, уставшего от женских откровений,  и презрительно скривился:

 - Не годится - седушка слишком твердая. Будем переделывать, разбирайте.

- Что все? - удивился Валера.

- Да все.

- Столько работы…

- Я не понимаю, чем вы недовольны? Вам деньги платят? Платят. Чего вы еще хотите?

- Кстати о птичках. Доллар растет, а зарплата - нет, - начал я, чтобы поддержать разговор. - Мы договаривались на 150 долларов, а сейчас получаем чуть больше ста. 

- И что вы предлагаете?

- Повысить зарплату.

- Клуб не может себе этого позволить… - и Бух затянул песнь о нищем коллеге. 

После третьего куплета, повествовавшего о крупных затратах на приобретение кегельбана и отделку нового зала, я перебил Бухырина:

- Я все понял, повышать зарплату ты не хочешь.

- Нет. – Бух в подтверждение своих слов отрицательно махнул головой.

- Когда мы делали беседку ко дню рождения Артура Семеновича, то между делом посмотрели, как у него на доме работают люди. Да ты и сам видел. 

Бухырин был частым гостем в строящемся доме Здановича еще три года назад, когда Валера и я работали там постоянно, и уже тогда начал мне надоедать дурацкими советами. Во время командировки Бух приезжал справиться о наших делах почти каждый день и, чтобы поддержать наши силы в последние дни изготовления беседки, привозил маленькие бигмаки с картошкой и кока-колой из соседнего «Макдональдса». Ему не терпелось заткнуть уши клиентам новыми киловаттными колонками, изготовление которых пришлось отложить из-за беседки.

- Так вот, - продолжал я, - получают они столько же, сколько и мы. И я бы не сказал, что мужики очень напрягаются. Последние три дня нам очень мешали работать два каменщика, водитель, сварщик и прораб. Они очень тщательно примеряли кованую решетку на входе в сад, перегородив всякое движение. Из-за них нам приходилось ходить в обход добрый километр с заготовками на плече. За это время мужики успели пробить пару дырок под анкера и три раза уронить ворота. Не знаю, поставили они их или еще нет.

- Это ты к чему? - спросил Бух, поднимаясь с дивана.

- Это я к тому, что мы тоже можем так работать, если зарплата не изменится.

- Не сможете, - обозлился Бух. - Я с вас не слезу! И, вообще, хватит о зарплате! Не злите меня! Не нравится - уходите к Владу. Кстати, Давыдович нашел ему замену, с сегодняшнего дня с вами будет работать еще один мужик. И еще, сегодня должен приехать первый контейнер с оборудованием для кегельбана. Займетесь разгрузкой.

- Что втроем? – удивился Валера.

- Нет, охрана вам поможет. Еще вопросы есть?

- Да. Сколько всего будет контейнеров? 

- Четыре.

- Понятно, - я тяжело вздохнул.

- Тогда за работу, булки расслаблять некогда, - напутствовал нас Бухырин, покидая стриптиз-бар.

- А говорил - не слезу. – Валера сел на диван и посмотрел на шест. – Ну, что будем делать?

- Ничего, - ответил я. - Обедать пойдем, до перерыва полчаса осталось, все равно ничего не успеем. 

Ни благодарности, ни премии за спасение клуба от нашествия дерьма мы так и не получили, вместо этого Бух подогнал нам нового напарника. Занявший место Влада за обеденным столом Анатолий Анатольевич Териков был той самой заменой, о необходимости которой так долго говорил Бухырин. Териков оказался бодрым маленьким толстячком лет 45-ти с классически правильной плешью на макушке и неизменной улыбкой под пышными усами. Когда Териков, чтобы поддержать знакомство, начал рассказывать старый и длинный как борода Мафусаила анекдот, и сощурил свои маленькие хитрые глазки, я очень сильно развеселился, обнаружив сильное сходство между Териковым и Лениным. Для полноты образа Терикову не хватало только бородки и костюма-тройки. Анатолий Анатольевич, воодушевленный громким успехом первого анекдота, зарядил еще один замученный гимназистами анекдот о Вовочке и учительнице, но его прервал Витя Клименко, звонко ударившийся головой о металлическую балку перекрытия. Балка нависала над неосвещенным входом в бытовку и работала надежнее электрического звонка каждый раз, когда к нам хотел зайти человек, позволивший себе роскошь иметь рост более 172-х сантиметров.

- Б…, мужики. Когда вы ее уже спилите?! - спросил Витя, потирая ушибленный лоб. – Все время забываю, что к вам без поклона не войдешь. 

- А-а, мы уже привыкли. - Сказал я.

 Внутри бытовки балки перекрытия располагались еще ниже. И в последнее время, ударясь затылком о швеллер, я не ощущал ничего кроме знакомого звона.

- Ты что-то еще хотел сказать? – поинтересовался Валера.

- Да, там контейнер пришел с оборудованием, наши уже собрались, Бух за вами послал.

- Сейчас идем, - сказал Валера, собирая опустевшие банки в пакет. - Ни хрена себе, неделька начинается.

- Лишь бы не заканчивалась так, как предыдущая, - сказал я, переступая через обеденный стол. - Пошли. 

Возле контейнера вагонного типа уже собрались два подразделения охраны, восемь будущих механиков сортировочных машин и четыре щуплых юнца, гордо именовавшие себя инструкторами. Увидев группу техобеспечения, усиленную новым кадром, охранники замахали руками и закричали:

- О!!! Где вы ходите?! Мы без вас не начинаем!

Взглянув на внушительную толпу мастеров спорта по боксу и дзюдо под предводительством Вячеслава Николаевича, я понял, что сегодня придется поработать конкретно. Чем больше людей, тем тяжелее ноша, в этом я убедился, тягая трехсоткилограммовый «тайфун». 

Полтора года назад, когда еще работал Влад и театральный электрик Гена заходил в клуб не только получать зарплату, мы носили «тайфун» вчетвером по всему залу в поисках удобного места. Через месяц Зданович купил еще один «тайфун» и выделил нам в помощь четырех охранников. Вот тогда я и почувствовал разницу. 

Три полуторатонные машины для сортировки кеглей, почти полностью занимавшие первый контейнер, стали весомым подтверждением моей теории. Попотеть пришлось хорошо.  

В пять часов следом за вторым фургоном, ставшим под разгрузку, подкатила Таня. 

- Иди – отдохни, сказал мне Валера Иванов, первым увидевший красную «девятку». – К тебе вон девочки приехали.

- Где? А-а… сейчас иду, - я отложил в сторону фомку и начал стряхивать пыль с рабочих штанов.

Я очень не хотел общаться с Таней в присутствии посторонних. Она как магнит - стружку привлекала внимание мужчин в радиусе десяти метров. Для того чтобы изображать из себя ковбоя, без труда заарканившего сноровистую кобылку удачи, в присутствии толпы придирчивых критиков, нужен либо врожденный талант, либо приобретенная наглость. Но с этим у меня всегда были проблемы. Каждый раз, когда я садился в машину к Тане, дежуривший у входа охранник считал своим долгом пожелать нам всего доброго и изобразить прощальную ухмылку Сергея Доренко. Тонкий вопрос наших отношений, скорее всего, уже обсуждался в клубе и от этой мысли мне становилось неуютно, как Роману в объятиях дивана. Обычно я отвечал односложными междометиями и, чтобы скрыть смущение, менял цвет лица, маскируясь под Танину «девятку». К сожалению, в этой игре с головокружительным призовым фондом правила диктовал не я. 

Стиснув зубы как противотанковую гранату и пригибаясь под перекрестным огнем любопытных взглядов, я пошел к машине. 

- Привет! - сказала Таня, опустив тонированное стекло. 

Она была в разухабистом миниплатье довольно прозрачного вида и солнцезащитных очках. Переведя взгляд с загорелых коленок на соседнее сиденье, я увидел щуплую брюнетку лет 20-ти в полосатой футболке и кожаной юбке. Девица не спеша разглядывала дым, поднимавшийся от сигареты в правой руке, и не обратила на меня никакого внимания. Не смотря на отсутствие видимых дефектов фигуры и лица подруги, мне показалось, что Таня возила ее с собой в качестве немого свидетельства своей убойной красоты.

- Привет… - сказал я, рассматривая свежие навороты Таниной прически. - Хочу тебя обрадовать.

- Да?

- Да. Выгляни в окно… контейнер видишь?

Таня сняла очки и, посмотрев на задние колеса грузовика, спросила:

- Ну. И что?

- Так вот его нужно разгрузить.

- А это долго?

- Точно не скажу, но на первый нам понадобилось четыре часа.

- Так что, ты со мной не поедешь? 

- Наверное, нет. 

- А я борща наготовила!.. - Таня нахмурила губы.

- Меня уже покормили, так что не расстраивайся. Скажи лучше, ты ДСП привезла?

- Какое ДСП?

- Ну… заготовки на кухню.

- Нет еще.

- Тогда тебе будет чем заняться завтра.

- А завтра заезжать за тобой?

- Не думаю. Завтра за мной заедут еще два контейнера. Давай лучше в среду.

- Хорошо, - Таня одела очки и потянулась к ключу зажигания. – Пока!

- Пока. Не скучай, - я послал ей мысленный поцелуй и вернулся к нашим баранам.

На главную домой

Категории:
Оценка пользователей: Нет
Переходов на сайт:1
Комментарии:

Комментариев нет

Добавить свой комментарий:

Имя:

E-Mail адрес:

Комментарий:

Ваша оценка:

Примечание: Возможно ваш вопрос, особенно если он касается расчета конструкций, так и не появится в общем списке или останется без ответа, даже если вы задатите его 20 раз подряд. Почему, достаточно подробно объясняется в статье "Записаться на прием к доктору" (ссылка в шапке сайта).




советы по строительству и ремонту



Для терминалов номер Яндекс Кошелька 410012390761783

Для Украины - номер гривневой карты (Приватбанк) 5168 7423 0569 0962

Кошелек webmoney: R158114101090

Или: Z166164591614


Доктор Лом. Первая помощь при ремонте, Copyright © 2010-2017 Яндекс.Метрика