На главную домой советы по ремонту квартиры
Список кабинетов             Что это за доктор?             Записаться на прием

16 часть. Непонятка

Остальные дни недели прошли по тому же сценарию и большим разнообразием сюжета не отличались. Корейцы, нарвавшись на золотую жилу дешевой рабочей силы, заметно расслабились и уже не носились, как брокеры по бирже, взволнованно крича и жестикулируя. Движения их стали размеренными и плавными, как у русских купцов после бани. Корейцы сменили требовательный «check»  на приторный до тошноты «o-o-o-oka-a-ay!», ставший неизменной основой интернационального общения. Им удалось вложить в это нехитрое слово шесть значений и восемь интонаций с легкостью, способной вызвать черную зависть даже у Эллочки Людоедки.

Оказалось, что с помощью окея можно не только одобрить хорошо сделанную работу или вдохновить на выполнение оной, но также поздороваться, стрельнуть сигарету, узнать время, рассказать о жене и даже обсудить  превратности погоды. А Паку, ставшему временным предводителем команды техобеспечения, даже удалось охарактеризовать особенности нынешнего политического строя. Свое отношение к режиму Пак выразил коротко и ясно: «Ельцин – okay!». Механикам слово понравилось и они стали сыпать океями направо и налево, наваливая в фундамент новой Вавилонской башни до двухсот океев в час.

Слушая обстоятельные беседы, состоявшие из восьми океев и трех улыбок, я понимал только то, что зря потратил два года на изучение английского. Тонкие оттенки, вкладываемые окружающими в это слово и иногда вызывавшие дружный смех с обеих сторон, от меня ускользали. Я злился и посылал всех океявших подальше.

Переводчик Ли тоже не старался разнообразить свой лексикон. С утра он занимался в основном тем, что здоровался со всеми некорейцами, причем по его довольной улыбке нельзя было понять, то ли он действительно рад четвертой встрече с тобой за последние два часа, то ли это тонкий восточный юмор.

На этом унылом фоне заметно выделялся Чонг. Толстяка по праву можно было назвать полиглотом. За выдающиеся успехи, достигнутые при установке несущих ферм, Чонг присвоил Анатолию Анатольевичу Терикову высокое звание «O-o! Number one!», воспринятое, впрочем, довольно подозрительно и сопровождавшееся комментариями в том смысле, что здесь Чонгу не Кишинев и перед тем как говорить - надо думать головой, а не животом и, вообще, чукчам слова не давали. Чонг выслушал Толика с неизменной улыбкой и завершил диалог смачным океем.

Но и у Чонга были недостатки, причем, не менее крупные, чем он сам. К вредной привычке - курить чужие сигареты - довольно скоро добавилась не менее поганая - мешать мне спать в обеденный перерыв. По всей видимости, Чонг решил выучить великий и могучий только за то, что им разговаривал Ельцин, для чего избрал проверенный метод погружения. К половине первого, наевшись до отрыжки, Чонг начинал испытывать жажду общения и спускался в нашу бытовку в поисках источника новых слов и дармовых сигарет. Усевшись на свободное кресло, Чонг внимательно прислушивался к беседе Валеры и Толика, разгадывавших очередной кроссворд, после чего старательно повторял мудреные названия финских озер, якутских лодок, турецких президентов и понимающе улыбался, почесывая правую руку о жесткую щетину макушки.

Меня же волновали несколько другие проблемы. По ночам я с упорством и мечтательностью папы Карло собирал навесной шкафчик и никак не мог решить, чего больше в моем поведении - благородства или позерства, и чего такого необычного я все еще жду от Тани, если ждать уже абсолютно нечего, все и так ясно.

В два, а то и в три часа ночи, так и не разобравшись в своих чувствах, я отправлялся спать в любезно предоставленную Надей спальню. Пока я на полусогнутых добирался до постели, Надя лежала на диване номер два и робко посматривала на меня, прикрывая одеялом отсутствующую пока грудь по всем правилам американского кино. Услышав скрип пружин, Надя поднималась и шла к выключателю, смешно виляя маленькой попкой в белых хлопчатобумажных трусиках, полуоткрытая дверь темной спальни ее не смущала. «Дура ты, Таня, дура! Отрастила такую задницу, что даже Менделееву не снилась, а ума как у пятилетней! Так ни хрена и не поняла из воскресной проповеди. И зачем я распинался?! Сразу видно, что ничего кроме «Анжелики» не читала, - думал я, накрываясь простыней и невольно цепляясь взглядом за холмики лопаток Надиной спины. - Мыслимое ли дело - оставлять здорового, сексуально озабоченного мужчину наедине с наивной десятилетней девочкой, да еще ночью? Хорошо еще, что я не Гумберт Гумберт… хотя, тут хватило бы и одного… да будь я Гумбертом хотя бы наполовину!..».

Впрочем, Надя, погасив свет, быстро отвлекала меня от занятий низшей математикой страстными просьбами рассказать ей какую-нибудь страшную историю, без которой она, якобы, не могла спокойно уснуть. Я пробовал убаюкать Надю современными колыбельными о Черной Руке; о жене, купившей пирожок с пальцем протухшего мужа; о Фредди Крюгере, кусающем за бочок непослушных детей; о принце Этуше, улетающем от стаи Алис в страну зазеркальных сновидений пана Фрейда; но, обычно, засыпал первым, предоставляя Наде возможность самой разбираться в словесном винегрете из Крюгера, Крюкова и cucumber , щедро приправленном океями.

Понятное дело, что по утрам я чувствовал себя убитым как 26 Бакинских комиссаров и первую половину дня жил и работал под девизом: «Ну и что, что зомби?! Зато я встал и пошел». Корейцев сладкие напевы заряжали меня эмоциями некультурного ковбоя, но, в отличие от Геббельса, я лишь крепче сжимал рукоятку молотка и мечтал только о тридцати семи минутах сна в обеденный перерыв. Двадцать три минуты из шестидесяти, отпущенных на обед, я тратил на поиски пропитания в близлежащих горячих точках. В те дни я не очень заботился о разнообразии меню и постепенно перешел на рацион зоопарка, питаясь, в основном, бананами и шаурмой. А шаурма - такое блюдо, которое хорошо готовится корейцами, но очень плохо переваривается в их присутствии и вообще обеденный перерыв священная традиция, придуманная задолго до боулинга и до корейцев, и даже если б господь бог вздумал явить чудо второго пришествия в обеденный перерыв, тем самым отвлекая меня от сна, я послал бы его ко всем чертям. 

Впрочем, объяснять все это Чонгу я не считал нужным да, наверное, и не смог бы. Вместо этого я принимал сидячее положение и 15-ть минут ласково уламывал Чонга идти отсюда на х…. Обычно меня поддерживал Толик. Отложив кроссворд, он не менее душевно и пространно стыдил Чонга за назойливость, нежелание добросовестно трудиться, толстый живот и нездоровый интерес к девушкам. Чонг продолжал улыбаться и как эхо повторял последние слова несложных фраз. Получив сигарету, Чонг уходил, но обещал вернуться. Заключительный окей толстяка я трактовал именно так.

На главную домой

Категории:
Оценка пользователей: Нет
Переходов на сайт:0
Комментарии:

Комментариев нет

Добавить свой комментарий:

Имя:

E-Mail адрес:

Комментарий:

Ваша оценка:

Примечание: Возможно ваш вопрос, особенно если он касается расчета конструкций, так и не появится в общем списке или останется без ответа, даже если вы задатите его 20 раз подряд. Почему, достаточно подробно объясняется в статье "Записаться на прием к доктору" (ссылка в шапке сайта).




советы по строительству и ремонту



Для терминалов номер Яндекс Кошелька 410012390761783

Для Украины - номер гривневой карты (Приватбанк) 5168 7423 0569 0962

Кошелек webmoney: R158114101090

Или: Z166164591614


Доктор Лом. Первая помощь при ремонте, Copyright © 2010-2017 Яндекс.Метрика